02.06.2017

Виктор Вексельберг: бизнес-диалог с американцами нам нужен. (Россия24)

Ведущий: Передаю слово Алексею Бобровскому, чтобы поговорить с Виктором Вексельбергом.
Алексей Бобровский (корр): Спасибо большое, Стас. Действительно Виктор Феликсович Вексельберг, Председатель Совета директоров Группы компаний «Ренова», Президент Фонда Сколково, у нас в гостях, в одной из наших студий здесь на Санкт-Петербургском экономическом Форуме. Виктор Феликсович, здравствуйте.
В.Вексельберг: Добрый день, Алексей.
Корр: Нам нужно сначала поговорить о программе Форума, а потом поговорим о ваших проектах. Они очень интересные, тем более всё это здесь на Форуме обсуждается. Вы в одной сессии ведёте, в некоторых участвуете. Ту, которую ведёте, это сессия о Российско-Американском диалоге.
В.Вексельберг: Это правда.
Корр: Вы знаете, я такой провокационный вопрос задам – нам нужен вообще российско-американский диалог, учитывая политические взаимоотношения, в экономике.
В.Вексельберг: Мне кажется, ответ очевиден: это крупнейшая экономика мира, пока ещё остаётся, американская, безусловно, важный фактор в глобальном распределении мировой активности. И поэтому, конечно же, бизнес-диалог с американцами нам нужен. Это взаимная заинтересованность, это очень разноплановое сотрудничество. И мне кажется, что сегодня на Форуме мы являемся свидетелями того, что американцы продолжают очень активно интересоваться возможностями присутствовать на российском рынке. Впрочем, как и российские компании на американском. И сегодня американская делегация является одной из самых крупных здесь, я имею ввиду с точки зрения представительства бизнеса. Диалог российско-американский ещё не состоялся: через 45 минут начнётся сессия. Очень бы хотелось думать, что она будет конструктивной, открытой, определит какие-то интересные направления. По плану мы ждём визит Владимира Владимировича Путина на этот диалог, и это тоже подчёркивает, что это является важным элементом в общей ситуации. Поэтому лично мне очень бы хотелось, чтобы экономическое сотрудничество между Россией и Америкой развивалось, развивалось взаимовыгодно и по самым разнообразным направлениям.
Корр: Будет ли считаться каким-то таким тонким моментом тот факт, что американцы, вообще-то, активно работают в России, при этом всех остальных пугают ситуацией политической в России, политической ситуацией в мире вокруг России, связанной с Россией… Сами-то они хорошо заходят… Нам нужно начать обсуждать это вслух? «Ребят, ну не надо так делать! Работайте и другим не мешайте!» Или пусть так и продолжается и достанется больше американских инвестиций?
В.Вексельберг: Вы знаете, вы абсолютно правы. Мне кажется, что существует ошибочное представление о том, что американских компаний на российском рынке нет. Это совсем не так. Если мы начнём только укрупнённое перечисление, особенно компаний, которые работают в области цифровых технологий, в области передовых технологий – это и IBM, и Microsoft, и Google, и Cisco, это в тяжёлой индустрии и General Electric; у нас есть активное сотрудничество в области энергетического сектора, поэтому американцев много. Американцы прагматичны и рациональны, и, честно говоря, по большому счёту, они никуда и не уходили. Я забыл сказать про корпорацию Boeing, которая является, я бы сказал, чуть ли не системообразующей по присутствию и импортированию в области авиации. Причём Boeing – эта та компания, которая одна из первых построила свой научно-исследовательский и академический центр в Фонде Сколково. И много-много различных других направлений. Поэтому, нет, американцы есть и будут, потому что они люди рациональные и прагматичные.
Корр: Да. Ну мы, правда, Boeing, я надеюсь, сейчас потесним хотя бы на российском рынке - у нас есть МС-21. А вы, говоря про авиацию, очень интересный проект поддерживаете – должен состояться первый кругосветный беспосадочный полёт. Лайнер на солнечный энергии с Фёдором Конюховым. Это вложение в высокие технологии, в современные технологии – всё, что считается промышленной революцией 4.0. Почему это важно и какие ещё проекты вы поддерживаете?
В.Вексельберг: Вы знаете, я хотел бы подчеркнуть, первое впечатление могло сложиться, что это такая пиаровская акция, связанная с поддержкой инициативы по осуществлению беспосадочного перелёта самолёта, который будет работать на солнечной энергии. И да, и нет. Скорее нет, потому что это пример того, как можно в рамках этого проекта воспользоваться теми передовыми технологическими решениями, которые мы сегодня реализуем в рамках Группы (прим: ГК «Ренова»). Солнечная энергетика, альтернативная энергетика – эта та отрасль, которой у нас в стране ещё 5 лет назад не было. Мы её создали полностью с нуля. И я бы хотел подчеркнуть, что это было далеко не очевидное решение, потому что страна, обладающая большим запасом энергетических ресурсов – нефти, газа, угля – в целом, для неё, наверно, не так и актуально появление альтернативный источников. И я помню условие, при котором Эльвира Сахипзадовна (прим: Набиуллина), будучи тогда министром экономики, сказала, что она будет поддерживать эту инициативу: если появится в целом отрасль, а не отдельное производство. Это абсолютно правильно. И нам удалось построить такую отрасль, которая начинается от научных исследований, разработок, причём очень передовых, которые осуществляются здесь, а Питере, на базе академического института имени Иоффе. И мы сегодня, после нескольких лет исследований, являемся обладателями очень высокоэффективных солнечных технологий на базе ещё наших великих учёных, таких как Алфёров – это его принципы заложены в основу этих технологических решений, которые сегодня конкурентны по отношению к самым передовым технологическим решениям, которыми обладают сегодня только японцы и американцы. Ещё 5 лет назад этого ничего не было. Мы сегодня создали очень передовое производство, мы сегодня строим солнечные парки, которые находятся и востребованы в основном на территориях, которые изолированы от сетевых решений, и они там уже сегодня очень эффективны. Мы ставим перед собой целью экспансию за рубеж, поэтому именно эти технологические решения и будут находить применение в рамках реализации проекта солнечного планера. Второй элемент, который очень важен: наша Группа разработала технологическое решение по новому конденсатору, который будет частью энергетического блока этого самолёта. Он не только по эффективности значительно выше своих конкурентов, которые присутствуют сегодня на рынке, но и, что его отличает, он может работать при низких температурах, а именно с эти сталкивается проблематика полётов в стратосфере на высоте 15-16 тысяч. Поэтому это целый комплекс самых разнообразных решений, которые мы хотим отработать в рамках этого проекта, и которые в дальнейшем найдут своё, безусловно, практические применение на рынке в самых разнообразных отраслях. Поэтому это проект не только и не столько рекламный. Это проект, который продвинет вперёд самые разнообразные решения. Может быть даже откроет новые направления, потому что мы думаем сегодня уже о таких беспилотных аппаратах, которые смогут находиться в воздухе практически «бесконечно». Сегодняшний дрон – он должен заправиться, полететь-вернуться, а наш аппарат в принципе может летать значительно дольше, потому что он будет заряжаться от солнечной батареи. Направлений использования – масса.
Корр: Безгранично. Но это все смежные отрасли. Энергетическую тему я бы продолжил. У вас появилась очень интересная система предсказания аварий на электростанциях - это снятие большого количества показаний в реальном времени. И это вот то, что здесь уже обсуждают. Все эти big data/globe chain…
В.Вексельберг: Ну вы затронули вопрос, который является частью более широкой проблемы под названием цифровая экономика.
Корр: Это она и есть.
В.Вексельберг: Да, это она и есть. Цифровая экономика – это набор самых разнообразных применений в самых разнообразных отраслях, которые, по сути, базируются на эффективной способности собирать, хранить, обрабатывать и принимать решения на основе большого неструктурированного количества и объемов информации.
В.Вексельберг: У  нас в группе создана компания, которая будет заниматься вопросами промышленного интернета. И предсказательная аналитика – это один из примеров применения такого рода систем. Нами разработана система «ПРАНА», которая сегодня конкурентна по отношению к мировым аналогам. General Electric обладает такой платформой, но мы хотим явно конкурировать с ними, не только на российских, но и на других рынках. У нас для этого есть все предпосылки, потому что в основе этого лежит математика. У нас с этим, слава Богу, пока ещё всё неплохо, и поэтому я думаю, что те алгоритмы и те решения, которые лежат в основе, позволят нам быть и конкурентными, а самое главное,  у нас же сегодня появился ряд проектов, ряд партнёров: мы применяем эту систему на энергетических станциях, которые входят в компанию «Т Плюс» в рамках группы, но у нас есть уже сегодня и другие партнёры – это МОСЭНЕРГО и другие предприятия, которые заинтересованы в решении такого вопроса. Если это достигнет такого уровня, во что мы верим, то нам точно можно будет говорить о предсказании техногенных катастроф и аварий, которые могут нести огромные негативные последствия. Примером является, из последних, Саянская  авария. И если мы научимся предсказывать и предварять такие события, это существенно повысит эффективность эксплуатации высокоэнергетического оборудования. Верим, что мы уже сегодня можем это делать.
Корр: Мне кажется, очень важно зафиксировать, что когда мы говорим о промышленной революции 4.0, это ведь не только и не столько вот эти технологии, которые связаны с мобильными приложениями и прочим, что у многих ассоциативно связанно именно с этим, а это в наших традиционно сильных секторах – это энергетика, иногда даже такие традиционные, как нефтяная, газовая отрасли. Оттуда это можно переносить.
В.Вексельберг: Конечно, значительно шире. Обязательно не надо забывать и про персональную медицину. Потому что это те вещи, которые найдут применение и здесь. То есть, это повышение эффективности лечения человека на основе обработки всего объёма информации о нашем здоровье, её систематизации, умение правильно реагировать на любые ситуации, изменения в организме. Ещё раз говорю,  цифровая экономика – это широчайший спектр. Это, например, и популярные сегодня технологии блокчейна, будут находить своё применение не только в банковской или финансовой сфере, но они придут и в другие отрасли, поэтому мы обязаны активно заниматься этими вещами. Например, это очень важно на транспорте. Вы знаете, что сегодня вопрос беспилотных транспортных средств – это уже не будущее, это завтра. А это все те же самые технологические решения. Здесь я бы хотел воспользоваться возможностью и подчеркнуть, что вы знаете, проблема, с моей точки зрения, сегодня лежит  не в области разработки высокоэффективных алгоритмов или технологии, сегодня основная проблема для нас лежит в способности применить эти технологии в рамках наших обычных жизненных практик. Это потребует огромного изменения законодательной базы, изменения по сути всего нашего образа жизни. Вот это, мне кажется, очень серьёзная задача. И если мы  подотстанем в этой ситуации, я думаю, это может иметь серьёзные негативные последствия.
Корр: Ну и традиционные вещи, которые для российской экономики актуальны. Мы много говорим об инфраструктуре, о её развитии. Потому что, конечно, пугают разговоры, когда мы говорим: «вы знаете, российская экономика и так нормальными темпами растёт», хочется сказать: «Давайте посмотрим вокруг нас, вокруг нас вообще мало что есть. И в том числе инфраструктура, которая касается транспорта. Большое количество аэропортов сейчас либо на реконструкции, либо с нуля строятся. Ваша же корпорация этим занимается: есть аэропорты, которые с нуля построены, есть, которые только начинают строиться. То есть, вы в активной стадии введения новых объектов инфраструктуры, прежде всего транспортной, находитесь. Что сейчас с этим происходит? Тем более у нас на носу чемпионат мира по футболу, а это часть большого проекта.
В.Вексельберг: Это правда. Справедливо подметили: в рамках компании «Аэропорты регионов» мы за последние годы организовали ряд проектов, связанных по сути со строительством новых аэропортовых комплексов в тех аэропортах, в которых мы присутствуем. У нас получилось так, что мы каждый год вводим по новому аэропорту. Этот год должен быть знаменательным тем, что мы заканчиваем строительство аэропорта как раз с нуля. Это первый аэропорт в постсоветском пространстве, который будет построен в чистом поле – в Ростове-на-Дону, аэропорт, который уже имеет своё название – «Платов». Он будет введён в эксплуатацию в декабре месяце. Нам кажется, что это будет самый красивый аэропортовый комплекс, потому что архитектурные решения очень оригинальные и очень интересные. Хочу подчеркнуть, что реализация проекта с нуля потребовала консолидации усилий трёх основных элементов: это федеральный уровень, потому что  взлётная полоса строится федеральными структурами, Росавиацией. Это региональные органы власти - инфраструктура, обеспечивающая транспортные коридоры, логистику, многочисленные решения. И наше, инвестиционное участие. И мне кажется, что этот опыт говорит о том, что частно-государственное партнёрство, которое ещё не получило массового эффективного распространения, работает. Мне кажется, это очень хороший пример.  Это работает, всё получается, всё получается в срок, и я хотел бы воспользоваться этой возможностью и поблагодарить и министра транспорта, г-на Соколова, и губернатора, г-на Голубева, за взаимодействие на очень эффективном уровне. Не в последнюю очередь, потому что это часть программы по подготовке к чемпионату мира, мы получили такую поддержку, но мне кажется, пример очень знаковый.  В этому году мы приступаем к более-менее аналогичному проекту – мы будем строить в Саратове новый аэропортовый комплекс. Модель будет точно такая же, у нас уже накоплен опыт. Мне кажется, что все предпосылки, чтобы это получилось, есть. Саратов большой город-миллионщик, у него старый аэропорт с ограниченной пропускной способностью, не принимающий большие современные лайнеры, поэтому это очень актуально и нужно Саратовской области, и мне кажется, у нас это получится.
Корр: Ну это вообще, как говорится, ручная работа? Потому что если с министерством и инвестором всё понятно, там люди компетентные, то с отдельными региональными властями надо работать. Это вопрос везения, так сказать, точного расчёта? Или это всё-таки схема рабочая, если мы говорим в масштабах страны в целом?
В.Вексельберг: Вы знаете, степень заинтересованности региональных властей в такого рода проектах чрезвычайно высока. Потому что это и рабочие места, и привлечение туристического потока, это целый комплекс бенефитов, которые неизбежно возникают на территории. Поэтому они очень заинтересованы. Мы видим очень конструктивную позицию, и это очень важно. Отдельно хотел бы подчеркнуть, что мы как компания, работающая с региональными аэропортами, мы озабочены той сложившейся схемой пассажиропотока, которая у нас существует на сегодняшний день. Если в советское время у нас было огромное количество рейсов, которые летали по всей стране, то сегодня весь пассажиропоток тяготеет к московскому узлу: то есть, огромное количество пассажиров прилетает в Москву и улетает из Москвы. По многим разнообразным экономическим причинам. И мы вышли с инициативой в правительство, у меня была беседа с президентом страны, и Владимир Владимирович нас поддержал,  с предложениями, как найти решение вопроса, чтобы интенсифицировать региональные перелёты. Ну не надо человеку из Екатеринбурга лететь в Москву, чтобы полететь в Сочи, или для того чтобы полететь в Ростов, или ещё в Воронеж. Решение есть, оно находится после поручения президента на рассмотрении в Минфине и в Минэкономики. Мы надеемся, что оно будет найдено. Вопрос касается определённых диверсифицированных уровней НДС на разных авиационных линиях, которые позволят значительно поднять уровень межрегиональных перелётов, что снизит затраты для наших граждан на перелёты между региональными центрами. Особенно в отпускные периоды, мы кажется, это чрезвычайно важно.
Корр: Ресурсы у этого есть, у государства, у бизнеса в целом? Не одна же корпорация «Ренова» должна этим заниматься.
В.Вексельберг: мы не видим таких принципиальных проблем, которые бы препятствовали этому решению.
Корр: ну и спрошу про ещё один вид бизнеса, деятельности, сферы деятельности человека – медицина. Тема очень интересная. Мне, во-первых, Ваше мнение, как предпринимателя, инвестора, интересно. Многие считают, что это следующая инвестиционная идея, достаточно большая, потому что всё, что связано с личным здоровьем, со здоровьем близких, особенно сейчас, когда у людей появляются деньги, а другие инвестиционные идеи себя исчерпывают, имеет все шансы стать популярной. Вы в этом направлении работаете. У Вас есть предприятия, которые можно называть и инновационными, и в то же время традиционными, фармацевтическими, медицинскими.
В.Вексельберг: Я хотел бы сказать, прежде всего, что, конечно, медицина – это огромная отрасль, огромная индустрия, но обладающая своей определённой спецификой, потому что регулирования доступа на рынки услуг, препаратов, лечебных средств, оборудования – это непростая история, и, безусловно, требует особых подходов. Но одновременно это и огромный бизнес. И нам очень бы хотелось, чтобы появились российские, как фармацевтические, так и другие компании, которые работают в этом секторе. Мы верим в это направление, поэтому один из проектов, который мы по сути закончили, по крайней мере, первый этап, проект, который мы реализуем, кстати, с американской компанией «Медтроник», одним из мировых лидеров по производству самых разнообразных медицинских препаратов и технических и технологических решений, - это строительство производства по выпуску коронарных стентов.  Приход таких технологический решений одновременно с определёнными формами поддержки открыли интересную нишу. Помимо нас, сразу появились ещё производители, формируется определённая конкурентная среда, что очень интересно. Мы видим, что это создаст определённую платформу по приходу новых передовых медицинских решений. Кстати, скажу вам, что в рамках фонда «Сколково» количество таких стартаповских проектов всё больше увеличивается. Пожалуй, только IT-сектор остаётся лидирующим, а вот медицина его явно догоняет по привлекательности, интересу инвесторов к этому сектору, поэтому я думаю, мы увидим скоро интересные российские проекты, которые реализуют эти решения.
Корр: ну это может быть инвест идеей? Такой, когда мы говорим, как помните, был такой период доткомов, была инвестиционная идея недвижимости, и это большие такие инвестиционные пузыри надувались. Медицина может быть таким сектором, куда пойдут все: и рыночные инвесторы, и прямые инвестиции?
ВФ: То, что туда уже пошли инвестиции, это правда. Ещё раз говорю, есть определённые сложности с регуляторной базой, но это должно решаться одновременно. И тогда мы увидим существенный приток инвестиций в этот сектор.
Корр: Вот это интересно. Ну мы вот так опять вышли на американскую тему. Чем начали, тем и заканчиваем разговор, - интересно. Я Вам желаю хорошего российско-американского диалога, хорошо Вам провести эту сессию и найти здесь точки для соприкосновения. Ну и, естественно, если российский президент посетит эту сессию, это, конечно, будет таким сигналом, символом, Вы об этом уже сказали. Виктор Феликсович, спасибо, за то, что нашли время и пришли к нам. Ну а я напомню: Председатель совета директоров Группы компаний «Ренова» и Президент Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг был гостем одной из наших студий.
ВФ: Спасибо большое, Алексей.


Возврат к списку