10.11.2017

«Стентекс: отечественное производство коронарных стентов мирового уровня» (Известия)

Интервью Роба Тен Худта «Известиям»
Константин Анохин
В октябре, на 1-м Международном медицинском инвестиционном форуме в Москве министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила, что за последние 7 лет количество частных медицинских организаций, которые участвуют в реализации различных проектов в сфере здравоохранения, выросло более чем в четыре раза, а их доля в общем числе медицинских организаций выросла с 7 до 29 %. По ее словам, в сферу здравоохранения России привлекаются не только самые инновационные технологии, но и тиражируются лучшие мировые практики. Одним из самых активных предприятий, недавно вышедших на российский рынок медицинских изделий, стала российская компания «Стентекс»- совместный проект ГК «Ренова» и компании Medtronic, ведущего на мировом рынке производителя медицинских устройств, в том числе коронарных стентов и катетеров. Исполнительный вице-президент и президент Medtronic в странах Европы, Ближнего Востока и Африки Роб Тен Худт уверен, что российско-американское предприятие сможет полностью удовлетворить потребность российских пациентов в продукции мирового уровня. Об этом он рассказал в своем интервью «Известиям».
— Когда было принято решение о создании совместного предприятия по производству медицинских изделий, в том числе стентов, в России? Какие факторы оказались решающими при принятии этого инвестиционного решения?
— Первые переговоры по этому вопросу начались менее пяти лет назад. Одним из основных факторов, которые послужили началом подобного рода переговоров, стал довольно высокий уровень смертности от острого коронарного синдрома в России, то есть инфаркта миокарда. Во-первых, общее количество пациентов, страдающих от этого заболевания, было очень высоким в стране. Во-вторых, значительная часть этих пациентов умирала, хотя многих из них можно было спасти. И наша компания начала вести переговоры с российским правительством по поводу того, что мы могли бы сделать со своей стороны для улучшения и повышения эффективности лечения этих пациентов.
Оказалось, что в тот период времени Правительство России изыскивало возможности организации на своей территории локального производства именно в части производства медицинских устройств. И нам, к счастью, удалось совместить интересы обеих сторон: наша компания сделала правительству предложение о том, что мы с помощью нашего российского партнера (ГК «Ренова» - прим.редактора) перенесем сюда самые передовые технологии по производству медицинских изделий и создадим производственную базу. Правительство же, со своей стороны, обязалось полностью поддержать проект (обеспечить гарантированный сбыт производимых медизделий на период окупаемости проекта – прим. редактора), поскольку это способствовало реализации цели по повышению эффективности лечения пациентов с острым коронарным синдромом.
— Звучит так, как будто у вас не было абсолютно никаких сложностей при реализации этого проекта. Неужели все проходило просто и гладко?
— Нам не удалось избежать целого ряда бюрократических проблем, в частности, связанных с таможенными процедурами, когда происходил трансфер наших технологий в страну. Но могу сказать, что последние два года стали прорывными в этой области – в этот период нам удалось достичь самого значительного прогресса в этой части: российское правительство сделало огромный шаг нам навстречу и активно с нами сотрудничает. В результате, сегодня, по сути, есть всего два места во всем мире, где мы развернули уникальное производство коронарных стентов – в Ирландии, где расположена наша штаб-квартира, и теперь в России.
— Как бы вы оценили готовность российского бизнес-сообщества работать в тесном сотрудничестве с западными компаниями, в частности, с американскими?
— Очень интересный вопрос. Вы знаете, наша специфика заключается в том, что хотя мы и являемся американской компанией, тем не менее, наша продукция до сегодняшнего дня производилась в Ирландии. С точки зрения межкультурной коммуникации между россиянами и ирландцами все прошло очень легко и гладко. Мы привлекли несколько наших ирландских коллег сюда в Россию, которые помогают и консультируют в процессе строительства, развертывания производственной базы. Мы также сотрудничали с американскими коллегами. И могу сказать, что сотрудничество с ними также проходило довольно гладко.
В данном случае обе стороны преследуют две критически важные цели. Во-первых, наладить здесь, в России, современное производство необходимого количества медицинских изделий мирового уровня. Во-вторых, сделать все возможное для того, чтобы нашу продукцию получали именно те люди, для которых это вопрос жизненной необходимости. В целом, мне кажется, это наши общие цели. И поскольку они вне каких-то рамок национальных и культурных интересов, то в принципе не имеет значения, русский ли ты, американец или ирландец.
— А как, по-вашему, влияют на отношения в сфере бизнеса России и США политические взаимоотношения этих двух стран?
— В целом, отвечая на ваш вопрос, могу сказать – нет, не влияют. Хотя, повторюсь, почти пять лет назад, когда мы начинали этот проект в России, мы жили совершенно в ином мире. Но мы всегда говорили себе, что наша компания преследует цели, которые к политике не имеют никакого отношения, и всегда старались оставаться сосредоточенными на том, что мы делаем полезное дело для конкретных людей.
Поэтому несмотря на определенные флуктуации в процессе реализации проекта «Стентекс», к счастью, он развивается. Еще бы я добавил, что компания Medtronic ведет деятельность в более чем 160 странах мира, независимо от политических преференций стран. Мы всегда стараемся оставаться сосредоточенными на потребностях пациентов. Мы стараемся быть аполитичными, насколько это возможно и не отвлекаться на различные сиюминутные тенденции – прежде всего мы заботимся о здоровье миллионов пациентов во всем мире.
— На Петербургском экономическом форуме со стороны российских властей звучали пожелания налаживать диалог с американскими коллегами. По-вашему, насколько реально сегодня проводить эту линию в экономике и с чего можно было бы начать?
— Мне трудно отвечать на ваш вопрос от имени других американских компаний. У меня нет никаких сомнений, что сотрудничество между США, Европой и Россией может и должно продолжаться. Для нас это значит следующее: если ты ставишь перед собой цель, и неуклонно к ней движешься, то никакие флуктуации в принципе не способны тебя отклонить от этой цели.
— Как вы оцениваете российский рынок медицинских изделий, в частности, стентов, и что на нем привлекает вашу компанию?
— Говоря о потенциале российского рынка в плане спроса на нашу продукцию, на стенты в частности, я бы, наверное, подошел шире к этому вопросу. Мне кажется, что объем инвестиций в целом в сферу здравоохранения в России должен будет обязательно со временем вырасти.
Наша миссия заключается в том, чтобы помогать врачам спасать жизни большему количеству российских пациентов. А одной из наших главных задач является обучение российских врачей, которые работают непосредственно с нашими устройствами, со стентами, новым технологиям.
— В планах компании производство продукции только на внутренний рынок или вы планируете выходить на экспорт? Как вы прогнозируете деятельность компании «Стентекс» в России после 2021 года, когда завершится трансфер технологий?
Мы ведем активные переговоры с нашим партнером, с компанией «Ренова». В принципе, мы видим три основных цели нашего сотрудничества с компанией «Стентекс». Прежде всего, когда мы входили на российский рынок, мы видели свою основную задачу в удовлетворении потребностей российских пациентов. Чтобы, с одной стороны, пациенты смогли получать высокотехнологичное лечение острого коронарного синдрома, а практикующие врачи имели доступ к передовым технологиям. Это первое.
Разумеется, мы не могли не думать и о том, что, когда потребности российского рынка будут полностью покрыты нашей производственной базой, мы в принципе могли бы выйти на рынки соседних стран. Но прежде всего наша задача — закрыть потребности в нашей продукции в России.
И третье. На последующую перспективу мы также рассматриваем возможность локализации дополнительных технологий, тех, которыми в настоящее время обладает компания Medtronic, и те, которые могут отвечать тем или иным потребностям российских пациентов.
— Компания Medtronic известна в мире высоким качеством продукции. Может ли быть российский потребитель уверен в таком же высоком качестве продукции, произведенной в России компанией «Стентекс»?
— Ответ на ваш вопрос – да, да, и еще раз да! Как с профессиональной точки зрения, так и с этической, было бы абсолютно недопустимо, чтобы, скажем, уровень продукции, произведенной здесь, в России, уступал бы продукции из Ирландии. Те производственные мощности, тот завод, который построен в Сколково, абсолютно идентичен заводу, который работает в настоящее время в Ирландии, как в плане технического контроля, так и в плане служб по контролю мониторинга в обеспечении качества продукции.
— Означает ли это, что оснащенность завода компании «Стентекс» предполагает самую высокую степень локализации? Или об этом еще рано говорить?
— Мы считаем, что по уровню оснащенности современными технологиями производственный объект «Стентекса» уже является в России самым передовым из всех предприятий медицинского производства. Даже в том случае, если мы будем привносить новые технологии сюда помимо производства стентов, мы также будем придерживаться самого передового уровня технологий.
— В России есть компании, производящие аналогичные медицинские изделия. В чем, по-вашему, преимущество совместного предприятия «Стентекс» на российском рынке?
— На мой взгляд, нашим бесспорным преимуществом является то, что Medtronic и «Ренова» создали в России производственную базу, которая абсолютно идентична нашему производству в Ирландии. Поэтому могу вас заверить, что качество продукции, произведенной в научно-производственном комплексе «Стентекс» в Сколково, соответствует самым высоким международным стандартам и требованиям.

Возврат к списку